Интервью

Герман Клименко дал интервью о блокчейне и интернете

— Почему правительство принимает идею блокчейна, но негативно относится к криптовалютам? Как разрешить это противоречие и когда это может произойти? Например, глава ЦБ Эльвира Набиуллина говорит, что ведомство не допустит использование криптовалют на территории РФ.

— Это компетенция главы ЦБ, и она по-своему права.

— Минэкономразвития говорит о том, что они будут поддерживать развитие блокчейна.

— Вы видите здесь противоречие?

— Криптовалюта — основа блокчейна, а блокчейн — основа криптовалюты.

— Блокчейн — это обычная технология. Требование легализовать блокчейн звучит так же, как требование легализовать язык программирования C++. Нельзя легализовать технологию — она либо есть, либо ее нет.

Криптовалюта в целом — это просто анонимные кошельки. Есть WebMoney, и он для меня мало чем отличается от биткоинов с точки зрения пользователя. WebMoney реализует то же шифрование, тот же принцип секретности, разве что у них клиент — серверное решение, а у блокчейна это решение распределенное.

Есть ICO, которое вообще не привязано к теме — ни к блокчейну, ни к криптовалюте, потому что оно само по себе.

К блокчейну у чиновников нет претензий. Другое дело — криптовалюты. Надо понимать, что наиболее жаркие споры происходят между теми, кто ничего не понимает в теме. Что значит признать биткоин платежным средством? Это значит написать в гражданском кодексе, что на территории Российской Федерации, помимо рублей, принимаются к расчету биткоины.

Теперь возникает логический вопрос: почему для биткоина такое исключение? Почему мы не хотим принимать в кассу тугрики и другие валюты? Ответ уже известен: когда биткоин начинает использоваться, на него появляется спрос.

Есть единственное явление, которая кажется мне любопытным: ICO или краудинвестинг. Можно вспомнить Kickstarter: платформа появилась из-за того, что везде в мире малому бизнесу было сложно привлекать деньги из-за регулирования финансовой сферы. Монополию финансирования на себя забрали банки, а частным лицам не доверили.

История с коллективными инвестициями имеет право на жизнь с точки зрения потребностей малого бизнеса. Но нужно регулирование: нельзя привлекать более $200 тысяч с человека, чтобы он потом не рвал волосы из-за того, что заложил квартиру. Получается красивая история: государство спокойно, что человек не продаст почку для участия в ICO.

Эта история имеет право на существование, и я надеюсь, что мне удастся повторить опыт, как мы делали с телемедициной: собрать в кучку всех интересантов.

Какие государственные структуры готовы перейти на блокчейн? Где это требуется?

Почему никто из известных нам с вами коммерческих предприятий не перешел на блокчейн? Потому что это дорого.

Признаем все-таки, что государство всегда медленнее бизнеса. Но в бизнесе я пока не вижу ни одного примера внедрения, кроме абстрактной криптовалюты, которая работает на ICO.

Есть еще тема применения блокчейна в энергетике — бесконечное количество управляющих компаний считают электричество. Я позвонил в парочку с вопросом, не хотят ли они применить блокчейн, — не буду цитировать, что мне там сказали.

Что насчет майнинга? Как относитесь и выгодно ли заниматься сейчас?

Я не майнер. У меня есть 400 кВт на даче, но не такой, как у Соловьева. В Туле очень дешевое подключение к электричеству. Там теоретически можно майнить, но я не пробовал.

Майнинг — мечта миллионов: ничего не делать и получать за это деньги.

Дело в том, что халявы не бывает. Для того, чтобы ввести майнинг в правовое поле, нужное сперва ввести туда криптовалюту.

Появилось огромное количество людей, которые называют себя экспертами по блокчейну. Они регулярно проводят мероприятия с баснословной стоимостью участия. Скольких из них действительно можно считать экспертами?

Сейчас происходит то же самое, что и 20 лет назад, когда в России появился интернет. Людей, которые разбирались в интернете, были единицы. Артемий Лебедев купил домены, Аркадий Волож сделал «Яндекс», и когда мы собирались, нам негде было поговорить.

Сейчас такая же история: люди открыли для себя блокчейн и криптовалюты, а с кем разговаривать? Вокруг них никого нет — поэтому они приезжают на конференцию.

Основная задача, которой я буду заниматься — попытаюсь собрать всех юристов, которые более-менее понимают, о чем речь, чтобы юридическими терминами сформировать задачи для легализации ICO. Я думаю, мы опубликуем просьбу к сообществу, за пять-шесть дней накидаем проект закона об «альтернативно-коллективных инвестициях».

Мы очень «зарегулировали» инвестиционную возможность. Мы зарабатываем деньги, чтобы куда-то инвестировать, но нас лишили здравого смысла — мы не можем добровольно прийти и инвестировать в акции в упрощенной форме. Если человек живет на Камчатке, почему он не может вложить $300 в московский ресторанчик?

Перед нами огромный пласт задач, и я представляю себе десятки разработчиков, которые выходят самостоятельной командой, рекламируются, привлекают деньги. Где-то они работают удачно, где-то не очень. Для этого главное — создать очень легкий «вход» и легкий «выход».

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

To Top